logo
№2-2021, Февраль
В избранное
Предыдущая статья Следующая статья
Назад ĸ содержанию выпусĸа
Судебно-психиатрическая экспертиза лиц, страдающих временным психическим расстройством
Самодумов Александр Юрьевич
Орловский областной суд, судья
г. Орел, Россия



Аннотация. Исследуются вопросы рассмотрения в суде уголовных дел о применении принудительных мер медицинского характера в отношении лиц, страдающих временным психическим расстройством. Предлагаются пути решения проблем, возникающих в практической деятельности.

Ключевые слова: судебно-психиатрическая экспертиза, невменяемость, временное психическое расстройство, медицинская организация, оказывающая психиатрическую помощь, наказание

Forensic psychiatric expert examination in respect of persons with temporary mental disorders

Aleksandr Yuriyevich Samodumov, Orel Regional Court, Judge, Orel, Russia

Annotation. The article studies the issues of judicial examination of criminal cases related to applying compulsory measures of a medical nature in respect of persons with temporary mental disorders. It suggests solutions to the problems arising in practice.

Keywords: forensic psychiatric expert examination, mental incompetence, temporary mental disorder, healthcare organisation providing psychiatric care, punishment

Установленный Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации1 (далее — УПК РФ) порядок рассмотрения по существу уголовных дел о применении принудительных мер медицинского характера имеет ряд особенностей. Так, согласно части 1 ст. 433 УПК РФ производство о применении принудительных мер медицинского характера, указанных в пунктах «б» — «г» ч. 1 ст. 99 Уголовного кодекса Российской Федерации2 (далее — УК РФ), осуществляется в отношении лица, совершившего запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости, или лица, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение.



1 Российская газета. 22 декабря 2001 г.

2 СЗ РФ. 1996. No 25. Ст. 2954.



На практике по каждому такому уголовному делу назначается судебно-психиатрическая экспертиза, в ходе которой и разрешается комплекс соответствующих вопросов.

Установив, что в момент совершения общественно опасного деяния лицо находилось в состоянии невменяемости, суд принимает решение о его освобождении от уголовной ответственности и назначает принудительную меру медицинского характера. Если же психическое расстройство, лишающее лицо возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, наступило после совершения преступления, то принимается решение об освобождении его от наказания или от отбывания наказания (ч. 1 ст. 81 УК РФ).

Вместе с тем в некоторых случаях эксперты в силу объективных причин не могут высказаться о наличии у лица психического расстройства на момент совершения деяния, запрещенного уголовным законом, поскольку в период освидетельствования это лицо страдает временным психическим расстройством. Получив такое экспертное заключение, следователи, будучи ограниченными временными рамками содержания лица в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, или в следственном изоляторе, направляют уголовное дело в суд для применения принудительных мер медицинского характера до выхода из болезненного состояния. При этом вопрос о состоянии лица на момент совершения общественно опасного деяния фактически остается открытым.

Суды, в свою очередь, изучив уголовное дело, или приступают к его рассмотрению по существу, или возвращают прокурору.



Так, апелляционным постановлением Московского областного суда от 25 марта 2014 г. оставлено без изменения постановление Королевского городского суда Московской области от 20 января 2014 г. о возвращении прокурору в порядке статьи 237 УПК РФ уголовного дела в отношении Н. В обоснование указано, что «согласно повторной амбулаторной судебно-психиатрической экспертизе Н. в настоящее время обнаруживает признаки временного психического расстройства в форме острого полиморфного психического расстройства без симптомов шизофрении и нуждается в принудительном лечении до выхода из временного психического расстройства с последующим направлением на судебно-психиатрическую экспертизу для решения экспертных и диагностических вопросов. Таким образом, вопрос о вменяемости или невменяемости Н. во время совершения общественно опасного деяния решен не был. В связи с этим суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что оснований для направления уголовного дела в отношении Н. в суд для применения принудительных мер медицинского характера не имелось»3.

3 Апелляционное постановление Московского областного суда от 25 марта 2014 г. по делу No 22-1593/14 // Документ опубликован не был. Источник — СПС «КонсультантПлюс».

Апелляционным постановлением Липецкого областного суда от 30 января 2017 г. оставлено без изменения постановление Левобережного районного суда г. Липецка от 7 декабря 2017 г. о возвращении уголовного дела в отношении лица прокурору Левобережного района г. Липецка для устранения препятствий его рассмотрения судом. В обоснование говорится, что «согласно заключению судебно-психиатрической комиссии экспертов, ФИО1 в настоящее время страдает «данные изъяты». Поэтому ФИО1 нуждается в применении в отношении него принудительных мер медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре общего типа до выхода из указанного болезненного состояния с последующим решением экспертных вопросов в полном объеме. Таким образом, как видно из данного заключения, вопрос о вменяемости или невменяемости ФИО1 во время совершения общественно опасного деяния решен не был, что является обязательным согласно ч. 1 ст. 433 УПК РФ для производства о применении принудительных мер медицинского характера. Суд апелляционной инстанции соглашается с выводами суда первой инстанции и признает, что постановление органов предварительного следствия о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера в порядке ст. 439 УПК РФ составлено с нарушением требований уголовно-процессуального закона, при отсутствии ответов в заключении экспертов о вменяемости или невменяемости ФИО1 во время совершения общественно опасных деяний»4.

4 Апелляционное постановление Липецкого областного суда от 30 января 2017 г. по делу No 22-75/2018 // Документ опубликован не был. Источник — СПС «КонсультантПлюс».



Принимая такие решения, суды, по существу, обязывают органы предварительного следствия дождаться выхода лица из болезненного состояния и назначить судебно-психиатрическую экспертизу.



В пункте 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 7 апреля 2011 г. № 6 «О практике применения судами принудительных мер медицинского характера»5 говорится, что если в ходе судебного разбирательства при проведении судебно-психиатрической экспертизы будет установлено, что у подсудимого наступило временное психическое расстройство, при котором не представляется возможным дать заключение о его психическом состоянии во время совершения общественно опасного деяния, то производство по делу подлежит приостановлению в соответствии с частью 3 ст. 253 УПК РФ. Вопрос об освобождении такого лица от уголовной ответственности или наказания в этих случаях не решается.

5 Российская газета. 20 апреля 2011 г.



На практике реализация приведенных подходов в отношении лиц, содержащихся под стражей или в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь, сталкивается с серьезными проблемами, поскольку длительность временного психического расстройства неизвестна. Более того, зачастую излечение лица от этого расстройства само по себе требует применения принудительных мер медицинского характера. Ситуация нередко усугубляется и тем, что после выздоровления и последующего помещения в следственный изолятор временное психическое расстройство проявляет себя вновь как ответ на изменение условий содержания. Особенно остро проблема стоит в тех случаях, когда рассматриваются уголовные дела об особо тяжких преступлениях (деяниях), повлекших смерть человека, подсудных областным и приравненным к ним судам. По таким делам комиссия экспертов-психиатров рекомендует назначить принудительную меру медицинского характера в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением, которые, в отличие от обычных психиатрических больниц, охраняются Федеральной службой исполнения наказаний.



В качестве примера можно привести уголовное дело из практики Орловского областного суда6 в отношении М., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного пунктами «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, которое было возбуждено 14 октября 2007 г. по факту обнаружения фрагментов расчлененного трупа женщины.

6 Постановление Орловского областного суда от 8 мая 2013 г. No 2-2/2013 // Архив Орловского областного суда.



19 октября 2007 г. по подозрению в совершении этого преступления был задержан М., 20 октября 2007 г. ему была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, а 14 декабря 2007 г. срок содержания под стражей продлен до 14 марта 2008 г.

Согласно заключению психолого-психиатрической экспертизы от 22 февраля 2008 г. у М. не позднее 9 ноября 2007 г. развилось временное психическое расстройство в форме реактивной истерической реакции, из которого к моменту окончания экспертизы он не вышел.

13 марта 2008 г. М. переведен из следственного изолятора в психиатрический стационар специализированного типа с интенсивным наблюдением до выхода из психотического состояния.

7 июля 2008 г. уголовное дело в отношении М. поступило в суд с постановлением о применении принудительных мер медицинского характера. 2 сентября 2008 г. принято решение о применении в отношении М. принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением до его выхода из психотического состояния. 9 апреля 2009 г. применение принудительной меры медицинского характера прекращено в связи с тем, что М. вышел из болезненного расстройства психической деятельности, уголовное дело направлено руководителю следственного органа.

20 апреля 2009 г. М. предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного пунктами «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство двух лиц, совершенное группой лиц, из корыстных побуждений), избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, 22 апреля 2009 г. срок содержания под стражей продлен до 20 июня 2009 г.

15 мая 2009 г. уголовное дело в отношении М. поступило в суд с обвинительным заключением. На период судебного разбирательства М. оставлен под стражей.

Судебно-психиатрическая экспертиза от 18 августа 2009 г. показала, что М. обнаруживает временное психическое расстройство в форме реактивной истерической реакции. Он нуждается в применении принудительных мер медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением до выхода из психотического состояния. 9 сентября 2009 г. к М. вновь применена принудительная мера медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением до выхода из психотического состояния с последующим направлением на экспертизу для решения диагностических и экспертных вопросов.

Впоследствии применение к М. принудительной меры медицинского характера неоднократно продлевалось в порядке статьи 445 УПК РФ на 6 месяцев, последний раз 6 апреля 2012 г.

20 июня 2012 г. применение принудительной меры медицинского характера прекращено в связи с тем, что М. вышел из болезненного расстройства психической деятельности. Итоговое решение по делу принято 8 мая 2013 г.

Таким образом, временное психическое расстройство, длительность которого превышала 3 года, возникало у М. после каждого помещения его в следственный изолятор.



Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 24 мая 2018 г. № 20-П «По делу о проверки конституционности статьи 435 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Д. и К.» часть 1 ст. 435 УПК РФ признана «не противоречащей Конституции Российской Федерации в той мере, в какой — по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования — она предполагает, что:

в случае выявления факта психического заболевания у лица, к которому в качестве меры пресечения применено содержание под стражей, суд, принимая решение о его переводе в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, — при наличии для этого медицинских показаний, зафиксированных в заключении экспертов, участвующих в производстве судебно-психиатрической экспертизы, и, при необходимости, в медицинском заключении соответствующей медицинской организации, — обязан установить срок, на который данное лицо помещается в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в том числе календарную дату его истечения;

продление срока нахождения такого лица в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, должно осуществляться с учетом положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, определяющих порядок продления срока содержания под стражей, и при обеспечении ему права осуществлять предусмотренные статьями 46 и 47 данного Кодекса процессуальные права подозреваемого, обвиняемого лично (если психическое состояние позволяет осуществлять такие права самостоятельно), а также с помощью защитника и законного представителя;

<…>

прекращение нахождения в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, лица, в отношении которого решение о переводе в такую организацию было принято в период применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу, предполагает — если на момент отпадения оснований для нахождения этого лица в соответствующей медицинской организации срок, на который была назначена данная мера пресечения, уже истек — решение вопроса о необходимости применения к этому лицу той же или иной меры пресечения с учетом осуществления в отношении него уголовного преследования, с тем чтобы обеспечить выполнение задач, стоящих перед уголовным судопроизводством».



7 Вестник Конституционного Суда РФ. 2018.

8 http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001202007040001



Таким образом, очевидно, что в приведенном примере М. на стадии предварительного следствия (в случае возвращения дела прокурору) не мог бы содержаться в условиях организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, свыше 18 месяцев. Помещение М. в обычную психиатрическую больницу, уровень охраны которой минимален, в порядке недобровольной госпитализации могло бы привести к его побегу и другим тяжелейшим последствиям.

Необходимо особо отметить, что направление лица в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в порядке статьи 435 УПК РФ не преду­сматривает возможность применения к нему принудительных мер медицинского характера.

Таким образом, в связи с принятием Конституционным Судом Российской Федерации Постановления от 24 мая 2018 г. № 20-П правовые подходы к разрешению дел указанной категории могут быть скорректированы с учетом того, что пункт 4 ч. 2 ст. 434 УПК РФ преду­сматривает в качестве альтернативы обязанность доказать наличие у лица психических расстройств не только на момент совершения деяния, но и во время производства по уголовному делу.

Соответственно, при поступлении такого уголовного дела в суд по нему необходимо проводить полноценное судебное разбирательство с тщательным изучением психического состояния лица. Если будет установлено, что это лицо по прежнему страдает временным психическим расстройством, суду следует назначить принудительную меру медицинского характера до выхода этого лица из такого состояния без освобождения от наказания. В этом случае в описательно-мотивировочной части постановления необходимо указать лишь на проверку судом обоснованности подозрения в причастности лица к совершенному деянию.

После выздоровления лица обязательным элементом рассмотрения уголовного дела будет назначение дополнительной судебно-психиатрической экспертизы, результаты которой будут иметь важнейшее значение для решения. Если эксперты придут к выводу, что в момент совершения деяния лицо могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, то дело подлежит возвращению прокурору в соответствии с пунктом 3 ч. 1 ст. 237 УПК РФ для составления обвинительного заключения. Если же вывод будет противоположным, то суд получит все основания для применения к лицу принудительных мер медицинского характера с освобождением от уголовной ответственности.

Такой подход позволит сократить сроки рассмотрения уголовных дел, минимизирует возможность лица скрыться от правоохранительных органов и тем самым обеспечит выполнение задач, стоящих перед уголовным судопроизводством.


 
В избранное
Предыдущая статья Следующая статья