logo
№2-2022, Февраль
В избранное
Предыдущая статья Следующая статья
Назад ĸ содержанию выпусĸа
Проблемы освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа за преступления с формальными составами
Гарбатович Денис Александрович
Заместитель директора Уральского филиала Российского государственного университета правосудия, кандидат юридических наук, доцент


DOI 10.52390/20715870_2022_2_3; УДК 343.23 ББК 67.408



Аннотация. В статье рассматриваются проблемы освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа по уголовным делам о преступлениях с формальным составом и административной преюдицией, обсуждаются проблемы установления связи заглаживанием вреда, в том числе в виде пожертвований, с объектом посягательства. В частности, предлагаются решения вопросов о том, может ли указанное основание освобождения от уголовной ответственности применяться ко всем преступлениям с формальными составами, можно ли загладить иным образом причиненный вред в отношении любого преступления с формальным составом, обязательны ли со стороны лица иные действия, направленные на возмещение вреда, когда преступлением ущерб или вред не причинен.

Ключевые слова: освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа; формальный состав; ущерб; заглаживание вреда; постановление Пленума.



Garbatovich Denis Alexandrovich,

Deputy Director of the Ural Branch of the Russian State University of Justice, Candidate of Laws, Associate Professor (garbatovich@mail.ru)

Problems of exemption from criminal liability with imposition of a court fine for formally defined crimes

Abstract. The article examines the problems of exemption from criminal liability with imposition of a court fine in cases of formally defined crimes and those with administrative prejudice, discusses the problems of establishing a link, by making redress for harm, including the one in the form of donations, with the object of encroachment. In particular, it proposes solutions to the questions of whether the specific ground for exemption from criminal liability can be applied to all formally defined crimes, whether it is possible to redress in a different way the harm caused by any formally defined crime, whether other actions on the part of the perpetrator aimed at redress should be mandatory when no damage or harm has been caused by the crime.

Keywords: exemption from criminal liability with the appointment of a court fine, formally defined crime, damage, redress of harm, Resolution of the Plenary Supreme Court of the Russian Federation.

Проблемам освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа посвящено немало исследований, в которых анализируется его правовая природа, условия и сложности применения, соотношение освобождения от уголовной ответственности с иными формами ее реализации1, 2, 3, 4, 5, 6.

Тем не менее в судебной практике отсутствуют единые подходы при освобождении лиц от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа, особенно когда это касается преступлений с формальными составами, так как обязательным условием такого освобождения является возмещение ущерба или заглаживание вреда, причиненного преступлением, иным образом.

Конституционный Суд РФ разъяснил, что общественно опасные последствия совершенного преступления – в зависимости от конструкции его состава – материального или формального – могут входить или не входить в число его обязательных признаков (постановление Конституционного Суда РФ от 7 апреля 2015 г. № 7-П). Вместе с тем отсутствие указаний на такие последствия в диспозиции соответствующей статьи Особенной части УК РФ в качестве признака состава предусмотренного ею преступления не означает, что совершение этого преступления не влечет причинение вреда или реальную угрозу его причинения. Соответственно, поскольку различные уголовно наказуемые деяния влекут наступление разного по своему характеру вреда, постольку предусмотренные ст. 762 УК РФ действия, направленные на заглаживание такого вреда и свидетельствующие о снижении степени общественной опасности преступления, нейтрализации его вредных последствий, не могут быть одинаковыми во всех случаях, а определяются в зависимости от особенностей конкретного деяния7.

Согласно позиции Пленума Верховного Суда РФ в ст. 762 УК РФ под ущербом следует понимать имущественный вред, который может быть возмещен в натуре (в частности, путем предоставления имущества взамен утраченного, ремонта или исправления поврежденного имущества), в денежной форме (например, возмещение стоимости утраченного или поврежденного имущества, расходов на лечение) и т. д., а под заглаживанием вреда понимается имущественная, в том числе денежная, компенсация морального вреда, оказание какой-либо помощи потерпевшему, принесение ему извинений, а также принятие иных мер, направленных на восстановление нарушенных в результате преступления прав потерпевшего, законных интересов личности, общества, государства8.

В практикообразующем решении Верховного Суда разъяснено, что квалификация преступления с формальным составом (ч. 1 ст. 292 УК РФ) не препятствует прекращению уголовного дела в соответствии со ст. 762 УК РФ, если лицом были приняты меры, направленные на восстановление нарушенных в результате преступления законных интересов личности, общества и государства.

Так, органами предварительного расследования О. обвинялся в том, что, являясь должностным лицом – инспектором Управления ФСИН России, с целью облегчения работы и улучшения показателей по службе внес в официальные документы, находящиеся в личном деле осужденного Д., злостно уклоняющегося от отбывания наказания в виде обязательных работ, заведомо ложные сведения об отбытии последним наказания, в связи с чем Д. был незаконно снят с учета.



1 См.: Звечаровский И. О юридической природе судебного штрафа (ст. 762, 1044 УК РФ) // Уголовное право. 2016. № 6. С. 98–101.

2 См. также: Безбородов Д., Ильина А.. Некоторые особенности применения судебного штрафа при совокупности преступлений // Уголовное право. 2018. № 4. С. 25–28.

3 См. также: Хлебницына Е. А. Совершение преступления впервые как условие освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа (ст. 762 УК РФ) // Российский следователь. 2019. № 1. С. 58–60.

4 См. также: Беляев М. В., Багаутдинов Ф. Н. Некоторые вопросы освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа // Российская юстиция. 2019. № 12. С. 34–38.

5 См. также: Пудовочкин Ю. Е., Толкаченко А. А. Основные направления межотраслевого совершенствования института освобождения от уголовной ответственности // Журнал российского права. 2020. №4. С. 59–76.

6 См. также: Казаков А. А., Казаков А. И. Пределы применения судебного штрафа по уголовным делам о преступлениях, повлекших по неосторожности смерть человека // Российский следователь. 2020. № 7. С. 40–44 и др.

7 Пункт 2.2 определения Конституционного Суда РФ от 26 октября 2017 г. № 2257-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Гафитуллиной Т. И. на нарушение ее конституционных прав п. 1 ст. 1 Федерального закона от 3 июля 2016 г. № 323-ФЗ «О внесении изменений в УК РФ и УПК РФ по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» // СПС «КонсультантПлюс».

8 Пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г. № 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности» // СПС «КонсультантПлюс».



По постановлению Гагаринского районного суда г. Севастополя уголовное дело в отношении О., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 292 УК РФ, прекращено на основании ст. 251 УПК РФ в связи с назначением ему меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа в размере 15 тыс. руб., и в соответствии со ст. 762 УК РФ он освобожден от уголовной ответственности. Президиум Севастопольского городского суда отменил постановление суда, уголовное дело в отношении О. направил на новое судебное рассмотрение. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассмотрев кассационную жалобу О. об отмене постановления городского суда, удовлетворила жалобу, указав в обоснование следующее.

Исходя из положений ст. 762 УК РФ и ч. 1 ст. 251 УПК РФ лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено судом от уголовной ответственности в связи с назначением судебного штрафа. Прекращение уголовного дела по основаниям, предусмотренным ст. 762 УК РФ, без участия в уголовном деле потерпевшего или при отсутствии причинения вреда возможно при условии, если после совершения преступления обвиняемый принял активные меры, направленные на восстановление нарушенных в результате преступления законных интересов личности, общества и государства.

Суд кассационной инстанции, рассмотрев уголовное дело по кассационному представлению, отменил решение суда первой инстанции, указав, что объектом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 292 УК РФ, является нормальная деятельность публичного аппарата власти и управления в сфере обращения с официальными документами, а также охраняемые законом интересы граждан, организаций и государства. В материалах дела отсутствуют сведения о возмещении О. ущерба либо заглаживания иным образом вреда, причиненного преступлением. Принесение О. официальных извинений, признание вины, увольнение с занимаемой должности не являются основаниями для вывода о заглаживании им вреда, причиненного преступлением, и применения к нему с учетом изложенного положений ст. 762 УК РФ.

Судом первой инстанции установлено, что О., впервые совершивший преступление небольшой тяжести, свою вину полностью признал и раскаялся в содеянном, принес официальные извинения руководству Управления Федеральной службы исполнения наказания России, уволен со службы по собственному желанию.


Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что О. приняты меры, направленные на заглаживание вреда и восстановление нарушенных в результате совершения им преступления законных интересов общества и государства. Учитывая изложенное, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отменила постановление президиума городского суда и оставила без изменения постановление Гагаринского районного суда г. Севастополя9.



9 Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 3 сентября 2019 г. по делу №117-УД19-4 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2020. № 6.



С учетом того, что обязательным условием освобождения лица от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа является возмещение ущерба или совершение иных действий, направленных на заглаживание вреда, причиненного преступлением, возникли вопросы: 1) может ли указанное основание освобождения от уголовной ответственности применяться ко всем преступлениям с формальными составами; 2) можно ли загладить иным образом причиненный вред в отношении любого преступления с формальным составом; 3) обязательны ли со стороны лица иные действия, направленные на возмещение вреда, когда преступлением ущерб или вред не причинен.


По мнению А. А. Давлетова, прекращение уголовного преследования с назначением судебного штрафа возможно по всем уголовным делам по преступлениям небольшой и средней тяжести, а заглаживание вреда не связано с какими-либо формальными и дополнительными условиями10. Близка к этой точке зрения и позиция В.В. Власенко, который на основе анализа абзаца 1 п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г. № 19 сделал вывод о том, что, если лицом совершено преступление, не причинившее какой-либо ущерб или вред (например, предусмотренное ч. 1 ст. 222 УК РФ), для освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа достаточно установить наличие лишь одного условия – совершение впервые преступления, относящегося к категории небольшой или средней тяжести11.



10 См.: Давлетов А. А. Прекращение уголовного дела с назначением судебного штрафа как универсальная форма освобождения лица от уголовной ответственности по компромиссным основаниям // Российская юстиция. 2020. № 4. С. 29–32.

11 См.: Власенко В. В. Освобождение от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа (ст. 762 УК РФ) // Уголовное право. 2017. № 1. С. 52–59.



В то же время Н. Ю. Скрипченко считает, что освобождение от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа допустимо только по тем формальным составам, по которым виновное лицо может принять меры по заглаживанию причиненного вреда, например принести извинения, компенсировать моральный вред при нарушении неприкосновенности частной жизни (ст. 137 УК РФ) или жилища (ст. 139 УК РФ). По тем же составам, где виновный объективно не может восстановить нарушенные в результате преступления права потерпевшего, законные интересы личности, общества и государства, решение о назначение судебного штрафа не может быть принято, так как отсутствует строго формальное условие – возмещение ущерба или заглаживание причиненного вреда иным образом12.

Верховный Суд РФ разъяснил, что суд обязан не просто констатировать наличие или отсутствие указанных в законе оснований для освобождения от уголовной ответственности, а принять мотивированное и справедливое решение с учетом всей совокупности данных, характеризующих в том числе особенности объекта преступного посягательства, обстоятельства его совершения, конкретные действия, предпринятые лицом для возмещения ущерба или иного заглаживания причиненного преступлением вреда13.



12 См.: Скрипченко Н. Ю. Судебный штраф: проблемы реализации законодательных новелл // Журнал российского права. 2017. № 7. С. 106–114.

13 Пункт 1 Обзора судебной практики освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа (ст. 762 УК РФ), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 10 июля 2019 г. // СПС «КонсультантПлюс».



На практике имеются случаи, когда уголовные дела прекращаются с назначением судебного штрафа, ущерб преступлением не причинен (например, ч. 1 ст. 228 УК РФ) и лицо не совершает каких-либо позитивных посткриминальных действий14. Н.Ю. Скрипченко, изучив судебную практику, сделала вывод, что иногда суды обходят молчанием рассматриваемое условие освобождения от уголовной ответственности, акцентируя внимание на других обстоятельствах, в подавляющем большинстве связанных с позитивным посткриминальным поведением виновного, либо данных о его личности15.

Верховный Суд РФ пояснил, что в тех случаях, когда судами первой инстанции не выполнялись требования уголовно-процессуального закона, а именно: 1) когда они не выясняли, возместил ли подсудимый ущерб или иным образом возместил причиненный преступлением вред; 2) когда в своих решениях не приводили доказательства, подтверждающие факт возмещения вреда, суды вышестоящих инстанций обоснованно отменяли такие постановления16.

Тем не менее в судебной практике все еще встречаются случаи, когда при освобождении лица от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа судом не устанавливаются иные меры, направленные на заглаживание вреда, так как ущерб преступлением не был причинен.



14 Постановление Белогорского городского суда Амурской области от 16 ноября 2020 г. по делу № 1-677/2020 // URL: https://sudact.ru/regular/doc/HxSYQGziWpxr/

15 См.: Скрипченко Н. Ю. Судебный штраф: проблемы реализации законодательных новелл // Журнал российского права. 2017. № 7. С. 106–114.

16 Пункт 6 Обзора судебной практики освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа (ст. 762 УК РФ), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 10 июля 2019 г. // СПС «КонсультантПлюс».



Так, органами предварительного следствия О.В.Н. подозревался в незаконных изготовлении, хранении без цели сбыта наркотических средств в значительном размере (ч. 1 ст. 228 УК РФ). Как следует из материалов уголовного дела, О.В.Н. подозревался в совершении преступления, которое в силу ст. 15 УК РФ относится к категории преступлений небольшой тяжести, ранее он не судим, характеризуется по месту жительства удовлетворительно, по месту службы и по месту работы положительно, ущерб по делу не причинен. Дело прекращено с назначением судебного штрафа17.

В данном примере судом не приведены данные об одном из обязательных условий освобождения лица от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа, в частности не указано, каким иным образом лицо загладило причиненный преступлением вред. Нужно ли при освобождении лица от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа оценивать связь между объектом преступления и действиями, направленными на заглаживание причиненного преступлением вреда?



17 Постановление Белогорского городского суда Амурской области от 20 ноября 2020 г. по делу № 1-809/2020. URL: https://sudact.ru/regular/doc/mBVlcVwqhbln/




Иногда такая связь отсутствует либо она не учитывается. Например, В.Д.А. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ. В.Д.А. не судим, состоит в браке, трудоустроен, положительно характеризуется по месту работы. Согласно представленным стороной защиты документам подсудимый выполнил ремонтные работы в средней школе, тем самым он иным образом загладил причиненный преступлением вред. Дело прекращено с назначением судебного штрафа18. В представленном примере отсутствует связь между ремонтными работами и здоровьем населения как объектом преступления, связанного с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ.



18 Постановление Благовещенского городского суда Амурской области от 20 ноября 2020 г. по делу № 1-1084/2020. URL: https://sudact.ru/regular/doc/a5tqghDe20m6/



Другой пример. М.Ф.А. обвинялся в пособничестве в незаконном приобретении огнестрельного оружия (ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 222 УК РФ). А.А.В. обвинялся в незаконном приобретении одной единицы незарегистрированного нарезного огнестрельного оружия за 25 000 руб. (ч. 1 ст. 222 УК РФ). М.Ф.А. и А.А.В. на момент инкриминируемых им преступлений не судимы, вину в совершении инкриминируемых им деяний признали в полном объеме, раскаялись в содеянном. Судом установлено, что М.Ф.А. загладил причиненный преступлением вред путем принесения пожертвований в денежной форме в ГАУ АО «Благовещенский детский дом», а А.А.В. загладил причиненный преступлением вред путем принесения пожертвований посредством передачи на безвозмездной основе товарно-материальных ценностей в ГБУ АО «Зейский социальный приют для детей «Солнечный». Уголовное дело прекращено в связи с назначением судебного штрафа19. Связь между пожертвованиями и общественной безопасностью как объектом преступления и здесь не усматривается.



19 Постановление Благовещенского городского суда Амурской области от 23 ноября 2020 г. по делу №1-1255/2020. URL: https://sudact.ru/regular/doc/H9mwpWXGtmV8/



Вместе с тем Верховный Суд РФ разъяснил, что суд обязан учитывать особенности объекта преступного посягательства20. Возможные способы возмещения ущерба или заглаживания причиненного преступлением вреда законом не ограничены. Но форма возмещения ущерба должна позволять компенсировать негативные изменения, причиненные преступлением охраняемым уголовным законом общественным отношениям21.

С доводами осужденного по ст. 2641 УК РФ о компенсации негативных изменений путем выполнения работ на территории школьного двора и стадиона, пожертвования денежных средств в виде благотворительности, оказания безвозмездной помощи жительнице г. Зеленокумска суд апелляционной инстанции не согласился и не расценил как заглаживание вреда, причиненного преступлением, либо как способствование восстановлению нарушенных в результате его действий законных интересов общества и государства в сфере безопасности дорожного движения22.

Порой при решении вопроса об освобождении лица от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа суд оценивает действия, направленные на иное заглаживание причиненного преступлением вреда, с учетом особенностей объекта преступления и их размера в денежном эквиваленте.



20 Пункт 1 Обзора судебной практики освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа (ст. 762 УК РФ), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 10 июля 2019 г. // СПС «КонсультантПлюс».

21 Пункт 2 Обзора судебной практики освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа (ст. 762 УК РФ), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 10 июля 2019 г. // СПС «КонсультантПлюс».

22 Апелляционное постановление Ставропольского краевого суда от 4 декабря 2020 г. по делу № 1-167/2020 // URL: https://sudact.ru/regular/doc/2ww1EOnH7M55/



Так, действия Ч.Ю.Н. квалифицированы по ч. 1 ст. 1713 УК РФ как закупка, хранение, перевозка и розничная продажа этилового спирта без соответствующей лицензии, совершенные в крупном размере. Ч.Ю.Н. обвинялся в совершении преступления небольшой тяжести, впервые, вину в совершении преступления признал, характеризовался удовлетворительно, принял иные меры, направленные на заглаживание вреда, причиненного преступлением, а именно совершил пожертвование на сумму 150 000 руб. в КУЗ Орловской области «Специализированный дом ребенка», ходатайствовал о прекращении уголовного дела и назначении ему меры уголовно-правового характера в виде штрафа, пояснив, что последствия прекращения дела по данному основанию ему разъяснены и понятны. С учетом конкретных обстоятельств, характера и степени общественной опасности совершенного Ч. Ю.Н. преступления суд пришел к выводу о том, что добровольное пожертвование в специализированный дом ребенка не связано с инкриминируемым ему преступлением, и данный факт нельзя признать возмещением причиненного преступлением вреда, поскольку оно не устранило наступление общественно опасных последствий, выразившиеся в нарушении установленного законом порядка оборота этилового спирта и причинении ущерба экономическим интересам государства, кроме того, сумма пожертвования существенно ниже стоимости этилового спирта, в незаконном обороте которого обвиняется Ч.Ю.Н. Суд постановил в удовлетворении ходатайства следователя о прекращении уголовного дела с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа в отношении Ч.Ю.Н. отказать23.



23 Постановление Орловского районного суда Орловской области от 16 ноября 2020 г. по делу № 1-189/2020. URL: https://sudact.ru/regular/doc/r5fhwvf0XDHt/



Какой из аргументов отказа в освобождении лица от уголовной ответственности стал решающим – отсутствие связи между пожертвованием и объектом посягательства или объем произведенных пожертвований? А если бы размер пожертвований, по мнению суда, был бы достаточным, применил бы ст. 762 УК РФ?

К.И.Е. признан виновным в незаконных приобретении, хранении, перевозке, ношении огнестрельного оружия и боеприпасов, осужден по ч. 1 ст. 222 УК РФ. В апелляционной жалобе адвокат, не оспаривая выводы суда о виновности и квалификации действий осужденного К.И.Е., выразил несогласие с отказом суда в удовлетворении ходатайства о прекращении уголовного дела и уголовного преследования в отношении К.И.Е. и назначении меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа. Указал также, что преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 222 УК РФ, относится к категории средней тяжести, К.И.Е. ранее не судим, загладил причиненный вред. Основанием для отказа в удовлетворении ходатайства суд назвал недостаточность действий для заглаживания вреда, сославшись на объем огнестрельного оружия и патронов к нему, на факт раскрытия преступления в результате ОРМ без участия К.И.Е., посчитал недостаточным то обстоятельство, что К.И.Е. внесена сумма в размере 67 349 руб. в пользу учреждения, приносящего пользу детям, получение благодарности от директора детского сада за благоустройство территории детского сада.

Свои выводы о нецелесообразности прекращения в отношении К.И.Е. уголовного дела с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа судом мотивированы, оснований не соглашаться с ними не видим. Таких оснований, учитывая конкретные обстоятельства дела, специфику инкриминируемого деяния и данные о личности К.И.Е., не усмотрел и суд апелляционной инстанции24.



24 Апелляционное постановление Томского областного суда от 24 декабря 2020 г. по делу № 22-2138/2020 // URL: https://sudact.ru/regular/doc/OocFEN4zfFVQ/



В приведенном деле суд не оценивал связь между действиями осужденного по возмещению причиненного преступлением вреда и объектом посягательства, а учел его пассивное посткриминальное поведение при раскрытии совершенного им преступления и недостаточность объема произведенных им денежных пожертвований.

Отсутствием единой позиции характеризуется практика освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа за совершение преступлений с административной преюдицией.

Согласно первому подходу наличие у лица административного наказания за аналогичное деяние является негативной характеристикой личности, что является существенным аргументом отказа в освобождении лица от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа.


У.А.В. был осужден по ст. 2641 УК РФ за управление автомобилем лицом, находящимся в состоянии опьянения, будучи подвергнутым административному наказанию за управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения. В апелляционной жалобе защитником оспорен отказ в удовлетворении ходатайства о прекращении уголовного дела с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа. Суд апелляционной инстанции, соглашаясь с таким решением, сослался в том числе на то, что У.А.В., ранее подвергнутый административному наказанию в виде административного штрафа, вновь совершил управление автомобилем в состоянии опьянения, что позволяет сделать вывод о том, что мера в виде судебного штрафа не оказала бы должного влияния на исправление осужденного. Тогда как добровольно произведенный У.А.В. взнос денежных средств в благотворительный фонд помощи больным с онкологическими заболеваниями «Арктика-Надежда» не является безусловным основанием для применения к осужденному положений ст. 762 УК РФ25.



25 Апелляционное постановление Саратовского областного суда от 28 декабря 2020 г. по делу № 22-3201/2020 // URL: https://sudact.ru/regular/doc/Zd3ROSpGBRbr/



Согласно второму подходу при решении вопроса об освобождении лица от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа за совершение преступлений с административной преюдицией решающим доводом является наличие связи между действиями, направленными на возмещение ущерба, и объектом посягательства. Негативная характеристика личности, а именно наличие состояния административной наказанности за совершение аналогичного деяния, первостепенного значения не имеет.

ФИО07 подозревался в совершении преступления, предусмотренного ст. 2641 УК РФ. В судебном заседании не было установлено, в результате каких действий ФИО7 после совершения преступления существенно уменьшилась его общественная опасность, какие активные меры, направленные на восстановление нарушенных в результате преступления законных интересов личности, общества и государства, принял подозреваемый и по каким причинам нецелесообразно привлекать его к уголовной ответственности. Безвозмездное выполнение ФИО7 работ по строительству родника в Республики Дагестан, где он родился, не свидетельствует о заглаживании вреда, причиненного преступлением, предусмотренным ст. 2641 УК РФ, не свидетельствует о способствовании восстановлению нарушенных в результате действий ФИО7 законных интересов общества и государства в сфере безопасности дорожного движения. С учетом этого выводы суда об отсутствии оснований для удовлетворения ходатайства дознавателя о прекращении уголовного дела в отношении ФИО7, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 2641 УК РФ, и о назначении меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа суд апелляционной инстанции признал убедительными26.



26 Апелляционное постановление Ставропольского краевого суда от 24 декабря 2020 г. по делу № 22-5742/2020 // URL: https://sudact.ru/regular/doc/DNGmfPpllgJs/



Другой пример. Безвозмездное пожертвование ФИО1 ГКУ «Детский дом (смешанный) № 30» футбольных мячей, водяных пистолетов, конфет в ассортименте и мороженного на общую сумму (данные изъяты из опубликованного решения) рублей, по убеждению суда апелляционной инстанции, не свидетельствует о заглаживании им вреда, причиненного совершением преступления, предусмотренного ст. 2641 УК РФ27.



27 Апелляционное постановление Ставропольского краевого суда от 11 декабря 2020 г. по делу № 22-6254/2020 // URL: https://sudact.ru/regular/doc/stWwBwaXwZY8/



Согласно третьему подходу при решении вопроса об освобождении лица от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа за совершение преступлений с административной преюдицией решающим аргументом является объем (достаточность) действий, направленных на возмещение причиненного преступлением ущерба, независимо от их связи с объектом посягательства. Негативная характеристика личности, а именно наличие административного взыскания за совершение аналогичного деяния первостепенного значения не имеет.

К.А.В. подозревался в совершении преступления, предусмотренного ст. 2641 УК РФ. Перед судом было возбуждено ходатайство о прекращении уголовного дела и назначении меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа. Суд принял во внимание, что в ходе следствия К.А.В. дал признательные показания, в содеянном раскаивается, иным способом загладил причиненный преступлением вред, перечислив добровольно пожертвование. Ходатайство судом было удовлетворено28.



28 Постановление Осинниковского городского суда Кемеровской области от 27 ноября 2020 г. по делу № 1-380/2020 // URL: https://sudact.ru/regular/doc/ZNND29CAVg5d/



П. С. Яни, анализируя положения ч. 5 ст. 4462 УПК РФ, полагает, если виновный, совершивший впервые преступления небольшой или средней тяжести, возместил ущерб (загладил вред), то судья обязан освободить его от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа без установления дополнительных обстоятельств, в том числе характеризующих его личность, за исключением случая, если уголовное дело или уголовное преследование не может быть прекращено по иным основаниям29. Однако Верховный Суд РФ разъясняет, что при освобождении лица от уголовной ответственности в связи с назначением судебного штрафа личность виновного учитывать нужно30.



29 См.: Яни П. Назначение судебного штрафа как обязанность государства // Законность. 2021. № 7. С. 30–31.

30 Пункт 1 Обзора судебной практики освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа (ст. 762 УК РФ), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 10 июля 2019 г. // СПС «КонсультантПлюс».



В уголовном законе отсутствует запрет на возможность освобождения лица от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа за совершение преступлений с административной преюдицией. Тем не менее в соответствии с принципом справедливости иные меры уголовно-правового характера, а в нашем случае судебный штраф, должны соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного (ч. 1 ст. 6 УК РФ).

Библиографический список

Безбородов Д., Ильина А. Некоторые особенности применения судебного штрафа при совокупности преступлений // Уголовное право. – 2018. – № 4.


Беляев М. В., Багаутдинов Ф. Н. Некоторые вопросы освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа // Российская юстиция. – 2019. –№ 12.



Власенко В. В. Освобождение от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа (ст. 762 УК РФ) // Уголовное право. – 2017. – № 1.



Давлетов А. А. Прекращение уголовного дела с назначением судебного штрафа как универсальная форма освобождения лица от уголовной ответственности по компромиссным основаниям // Российская юстиция. – 2020. – № 4.



Звечаровский И. О юридической природе судебного штрафа (ст. 762, 1044 УК РФ) // Уголовное право. – 2016. – № 6.



Казаков А. А., Казаков А. И. Пределы применения судебного штрафа по уголовным делам о преступлениях, повлекших по неосторожности смерть человека // Российский следователь. – 2020. – № 7.



Пудовочкин Ю. Е., Толкаченко А. А. Основные направления межотраслевого совершенствования института освобождения от уголовной ответственности // Журнал российского права. – 2020. – № 4.



Скрипченко Н. Ю. Судебный штраф: проблемы реализации законодательных новелл // Журнал российского права. – 2017. – № 7.



Хлебницына Е. А. Совершение преступления впервые как условие освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа (ст. 762 УК РФ) // Российский следователь. – 2019. – № 1.



Яни П. Назначение судебного штрафа как обязанность суда // Законность. – 2021. – № 7.



Ссылка для цитирования статьи:



Гарбатович Д. А. Проблемы освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа за преступления с формальными составами // Уголовное право. 2022. № 2. С. 3–11.




 
В избранное
Предыдущая статья Следующая статья